November 22nd, 2017

Партизанщина

«Поэт-партизан» - так обычно называют Давыдова, так он и сам с удовольствием себя называл, хотя его партизанская жизнь длилась всего несколько месяцев.
Но Давыдов не просто партизан и даже не просто теоретик партизанской войны, выпустивший свой «Дневник партизанской войны 1812 года» за полтораста лет до «Партизанской войны» Че Гевары. Давыдов создал само понятие русского партизана, столь важное для национального культурного кода и выходящее далеко за пределы военного ремесла.
«Что молчишь, как партизан?» - скажет русский русскому, и оба улыбнутся. «Широко жил партизан Боснюк», - вспоминаем мы из Довлатова. «Чем дальше в лес, тем толще партизаны», - цитируем моностих Виктора Куллэ. Партизан стал фольклорным героем и оборотом речи. А ведь это все Денис Давыдов - он заразил нас партизанщиной!
Ирония в том, что село Бородино принадлежало семье Давыдовых, но сам поэт в Бородинском сражении не участвовал. Не дожидаясь битвы, он выпросил себе «партию» - отряд в сто тридцать человек - и направился за линию фронта, чтобы действовать в тылу неприятеля. Примером ему послужил и его собственный финский опыт, и опыт испанских боевых отрядов, за несколько лет до этого успешно громивших Наполеона. В Росии этих испанев называли «гверильясы» (guerilla буквально означает «войнушка»). Русский же «партизан» - это просто участник «партии».
Партизанщина стала для Давыдова новым прорывом к свободе. Это была и свобода от излишней опеки начальства, и свобода от излишней опеки начальства, и свобода от тесной гусарской формы; очутившись на воле, в смоленских лесах, Давыдов «надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена Св. Анны повесил образ св. Николая и заговорил...языком народным».

Игорь Караулов. Русский Архилох. Денис Васильевич Давыдов (1784-1839) / Литературная матрица. Учебник, написанный писателями.

Странное Рождество

Идею образа Санта-Клауса Мур позаимствовал у своего друга Вашингтона Ирвинга, но, в отличие от Ирвинга, Мур изобразил своего персонажа как «веселого старого эльфа», который приезжает в сочельник, а не на Рождество. В то время Рождество опережало празднование Нового года в качестве зимнего семейного праздника, но протестанты рассматривали Рождество как результат «католического невежества и обмана» и были настроены против его празднования. «Заставив» святого Николая приехать накануне Рождества, Мур «ловко сместил фокус с Рождества со всеми разногласиями, связанными с этим праздником».

Список из 8 оленей приобрёл популярность после выхода в 1823 году стихотворения Клемента Кларка Мура «Визит Святого Николая». В этом стихотворении олени носили голландские имена (аналогично тому, как имя Санта-Клаус является видоизменённым голландским вариантом имени Святого Николая). Эдмундер Кларенс Стедман поместил в своей «Американской антологии 1787—1900 гг.» это стихотворение в редакции 1844 года, в которой голландские имена Dunder (гром) и Blixem (молния) были заменены на германизованные формы Donder и Blitzen. Позднее имя Donder приняло форму Donner, что соответствует нормам современного немецкого языка.
Вот так, незаметно, через детей, и получилось, что вместо Рождества Христова, поклонения пастухов и волхвов и хора ангелов, по небу мчится веселый старый разнорабочий эльф-голландец, влекомый Бурей, Яростью, Кометой, Купидоном и Громом с Молнией во главе с Силой Великих или Славным Волком.