Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Соколы


Газета "Правда", 11 сентября 1939. №252

Рискуя попасть в плен или бесславно погибнуть, он посадил свой И-16 рядом с подбитой машиной Забалуева. "Ишачок" был одноместным истребителем, второму уместиться в тесной кабине пилота - немыслимо. Но невысокий и, к счастью, худощавый Забалуев, сняв командирский ремень с гимнастерки, ухитрился втиснуться между бронеспинкой истребителя и левым бортом. Счет шел на секунды. Лейтенант Петр Полоз, прикрывавший сверху друзей, отсек пулеметными очередями японскую кавалерию. И Грицевец взлетел!

Майор Сергей Иванович Грицевец погиб 16 сентября 1939 года.
Вячеслав Михайлович Забалуев прошел всю Великую Отечественную войну, вышел в отставку в сентябре 1956 года в звании генерал-майора авиации. Скончался в 1971 году.

"Враг запляшет так, как хотим мы"





Collapse )
Газета "Правда", 1939. №139


"В тяжелые и беспокойные дни и ночи начала войны мысли невольно обращались к недавнему прошлому. Многие искали ответа на мучительный вопрос: как получилось, что к войне наша авиация оказалась неподготовленной? Ведь все были уверены, что, «если завтра война», враг будет немедленно сломлен и разбит, что наша могучая авиация нанесет по врагу уничтожающий удар. Об этом много говорилось в книгах, кинофильмах, в песнях…
Вспоминается книга Н. Шпанова, изданная перед самой войной, летом 1939 года. Она называлась «Первый удар. Повесть о будущей войне». Книга эта посвящена авиации. Повесть Шпанова рекламировалась как «советская военная фантастика», но она предназначалась отнюдь не для детей. Книгу выпустило Военное издательство Наркомата обороны, и притом не как-нибудь, а в учебной серии «Библиотека командира»! Книга была призвана популяризировать нашу военно-авиационную доктрину.
<...>
Не один командир с горечью вспоминал впоследствии о недоброй «фантастике», которой, к сожалению, пронизывалась наша пропаганда перед войной, сеявшая иллюзии о том, что война, если она произойдет, будет выиграна быстро, малой кровью и на территории противника".

Александр Яковлев «Цель жизни. Записки авиаконструктора»

Воздушные рыцари



«Наступило 12 сентября. Первым, в половине шестого утра, еще в предрассветных сумерках, оторвался от земли «Илья Муромец-VII» под командованием штабс-капитана Башко (на нем в качестве пулеметчика летел Брант), следом стартовал экипаж Макшеева. Но в организации налета сразу же начались накладки: на «Муромце-XVII» поручика Белякова загорелись двигатели и он не смог взлететь, а «Муромец-ХVI» штабс-капитана Городецкого так и не пересек линию фронта по причине отсутствия… «опытного помощника у командира». К тому же сопровождающие истребители начали стартовать с сильным запозданием. Но делать было нечего. Два бомбардировщика, набрав высоту два с половиной километра, на скорости примерно 60 километров в час приближались к расположению противника…
<...>
Борунов экипаж Макшеева достиг около семи утра. Над землей стлался густой дым — горели артиллерийские склады, пораженные сброшенными Башко пятнадцатью бомбами. Заметив еще один русский самолет, немецкие зенитки открыли ураганный огонь по нему. Но это не помогло — поднявшись на полкилометра, чтобы уйти из зоны досягаемости германских орудий, «Илья Муромец-XVI» спокойно, как на учениях, начал бомбить отмеченные на карте цели.
Collapse )

Вячеслав Бондаренко «Герои Первой мировой»

Знамя над Рейхстагом: история одного фото



«В журналистском мире весьма колоритной фигурой был фотокорреспондент "Правды" Василий Темин. Это был человек циничный, горький пьяница, но при том - "жестокий профессионал". Об этом, в частности, свидетельствует такая история. Как известно, первая существенная победа во Второй Мировой войне была увенчана отступлением немцев от Москвы. Происходило это зимой, во время сильных морозов. Двигаясь с нашими частями по следу отступающих немцев, Темин обратил внимание на то, что в некоторых живописных и вполне пригодных для фотографирования местах для полноты картины не хватает вражеских трупов. А в иных местах этих трупов много, но там эффектных кадров снять невозможно. Так как в его распоряжении был небольшой грузовик, Темин погрузил в кузов десятка два убитых немцев и возил их с собою. Благо, повторяю, были сильные морозы. И вот когда фотограф находил подходящий пейзаж - разрушенные дома, подбитые танки и пр., он с помощью солдат раскладывал вражеские трупы, создавая "фотокомпозиции".
Благодаря своему "жестокому профессионализму" в самом конце войны Василий Темин едва не лишился жизни. Когда советские войска ворвались в Берлин, он сфотографировал красный флаг над Рейхстагом и бросился на ближайший аэродром, чтобы поскорее доставить этот снимок в "Правду". Однако, там стоял только один самолет - личный, принадлежащий маршалу Жукову. Тогда Темин объявил:
- Товарищ маршал приказал мне на этом самолете немедленно лететь в Москву. Это было сказано столь безапелляционно, что ему поверили, и он улетел. Через несколько часов, как на грех, самолет понадобился Жукову. Ему докладывают:
- Самолет по вашему приказанию улетел в Москву.
- Как!? - удивился маршал. - По какому приказанию? - На аэродром прибыл майор Темин и объявил, что вы ему приказали на своем самолете лететь в Москву. Жуков, славившийся в частности и своей жестокостью, отдал приказ: - Этого майора найти, арестовать, отдать под трибунал и расстрелять. А Темин добрался до Москвы, и к утру вышел номер "Правды" с его снимком. Нагрузивши маршальский самолет газетами, фотограф прилетел обратно в Германию и тут же был арестован. Его друзья принялись хлопотать, кто-то дошел до самого Жукова, и маршалу был показан свежий номер "Правды" с фотоснимком Темина. В конце концов, командующий сменил гнев на милость».

Протоиерей Михаил Ардов «Исподтишка меняются портреты»

Collapse )

Наш летчик Ли Си Цын

GubenkoAntonAleks
Антон Алексеевич Губенко (1908-1939)

"В полночь 20 мая 1938 года с одного из аэродромов под китайским городом Ханькоу поднялась в воздух группа из шести тяжелых бомбардировщиков. На крыльях опознавательные знаки китайской авиации – белая звезда в синем круге. Курс самолетов пролегал через оккупированную японскими войсками китайскую территорию и Восточно-Китайское море к самому южному острову японского архипелага – Кюсю. Нужно было облететь остров и вернуться обратно, покрыв расстояние почти в четыре тысячи километров, из них две тысячи над морем.
На раскрытых перед штурманами картах были обозначены три цели: Сасебо, Нагасаки и Фукуока. В Сасебо и Фукуока были военно-морская и авиационная базы, а Нагасаки был крупнейшим портом, через который шло снабжение японской армии, начавшей войну в Китае летом 1937 года. К острову Кюсю эскадрилья подошла на рассвете. Молчали зенитные орудия противовоздушной обороны островной империи. Истребители, прикрывавшие морские и авиационные базы, не поднялись со своих аэродромов. С присущим ей высокомерием японская военщина считала невозможным появление иностранных военных самолетов, да еще с китайскими опознавательными знаками над «непотопляемыми авианосцами» японского архипелага.
Collapse )

Евгений Горбунов "Схватка с черным драконом. Тайная война на Дальнем Востоке"