Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Бесогонево

Проглядел кусками новый выпуск "Бесогона" праздного любопытства ради, и наткнулся на следующее:

Интересно, что имелось в виду?
Что Черчилль был премьер-министром всего 1 год?
Что за этот год у него было всего одно выступление?
Или что выступление началось в 1943-м, а закончилось в 1944-м?

Удивительная небрежность у авторов программы....

Библиотечное

Наткнулся между делом на биографию Зои Воскресенской, разведчицы и автора книг о Ленине:
"В 14 лет стала библиотекарем 42-го батальона ВЧК Смоленской губернии"

В своих мемуарах "Под псевдонимом Ирина" Воскресенская вспоминает:
"Я осталась за хозяйку в доме. Восьмилетний Женя и одиннадцатилетний Коля были предоставлены сами себе, озорничали, приходили домой побитые, грязные, голодные. И здесь выручил счастливый случай. Я встретила на улице товарища отца, военного, он часто бывал у нас в доме в Алексине. Рассказала ему о своих бедах. Он велел прийти к нему в штаб батальона, что находился у Молоховских ворот.
Меня зачислили красноармейцем 42-го батальона войск ВЧК Смоленской губернии. Так я вошла в самостоятельную жизнь. Мне было четырнадцать лет".

В справке, приведенной там же, пишется: "Уже в 1921 году, в четырнадцать лет, она поступила на работу библиотекарем в 42-й батальон войск ВЧК Смоленской губернии и стала бойцом штаба ЧОН. Маленькая библиотекарша гордилась своей работой и особенно тем, что постепенно росло число читателей".

В связи с этим возникает несколько вопросов:
- какие книги были в библиотеке 42-го батальона войск ВЧК?
- каким образом они туда попадали?
- были ли библиотеки в других батальонах войск ВЧК или это был особый батальон?
- насколько широко была распространена библиотечная деятельность в ВЧК во время Гражданской войны и чуть позднее?
Я думаю, что это интересная и обширная тема для чьего-нибудь исследования...

Классики

«Закрытая для колесного транспорта улица Малых Лошадей была пустынна, лишь поодаль виднелось несколько прогуливающихся, да еще три девочки лет двенадцати увлеченно, ничего не замечая кругом, поочередно прыгали на одной ножке, играя в старинную ордусскую игру «классики».
<...>
Девочки играли.
«Счастливые, – подумал Богдан. – Прыг-скок – и дела им нет до взрослых проблем! Последние минуты, наверное, остались, уже темнеет, скоро домой, а там, в уютных теплых комнатах родители поставят перед ними сладкий чай с маньтоу или ватрушками… и кто бы из них ни выиграл, и кто бы ни проиграл сейчас – все у всех станет совсем хорошо. И еще несколько долгих, безмятежных лет быть им детьми. Шу-шу-шу про мальчиков. Шу-шу-шу про платья. Прыг-скок по тротуару… Да, жизнь. И отпускать нельзя, и удерживать нельзя. Отпустить – равнодушие. Не отпустить – насилие. Или все наоборот: отпустить – уважение, не отпустить – любовь… Любовь. Любовь одновременно и исключает насилие, и дает право на него. Когда любовь, никогда не поймешь, как поступить лучше. А девчатам все эти муки долго еще будет неведомы. Счастливые!»
Профессор Кова-Леви, терпеливо ожидая у своей повозки, тоже смотрел на девочек.
«Тоталитарное, иерархизированное сознание пропитало насквозь все ордусское общество, – думал он. – Вот, например, эти несчастные дети. Сами того не ведая, они играют в свою будущую взрослую жизнь. Эти судорожные прыжки из одной клеточки в другую несомненно отражают безнадежные, истерические попытки взрослых продвинуться по ступеням жестко стратифицированной бюрократической лестницы. И ведь прыгать надо именно на одной ножке, в неудобной позе, максимально затрудняющей движения! Это, конечно же, выражает предощущение имперского гнета, безнадежно уродующего души людей и все их побуждения. А чего стоит надпись в одной из ячеек прямо на пути: „Костер“! Это же олицетворение постоянного, неизбывного ужаса жителей чудовищной страны перед ежеминутно грозящим ни за что ни про что страшным наказанием… Пожалуй, можно сделать об этом доклад на осенней сессии. Например, такой: „Символика детских игр в идеократическом обществе“».

Хольм Ван Зайчик «Дело незалежных дервишей»

Два художника и один кот