Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Хрусталев, машину!

Отдых и лечение

«Отдых и лечение требовали дальнейшего отдыха и лечения. В июне 1930 года тесть Сталина С. Я. Аллилуев писал заведующему Хозяйственным управлением ЦИК:

Очень и очень прошу вас о том, не найдете ли Вы возможным устроить меня в какой-нибудь дом отдыха ЦИКа, недели на две. Где глуше лесные дебри и спокойней. Я недавно вернулся из Мацесты, где лечил свои старческие недуги и сердце. И потому значительно ослабел после приема серных ванн, и мне нужно подкрепиться.

В разгар коллективизации (и за три месяца до выхода статьи его зятя о «головокружении от успехов») у Аллилуева могли быть другие причины для отъезда в лесные дебри. Причины Олимпиады Мицкевич были достаточно очевидны. Дочь сибирских крестьян, она «пошла в революционеры» в шестнадцатилетнем возрасте, выйдя замуж за ссыльного большевика Сергея Мицкевича (который пошел в революционеры в четырнадцать лет, прочитав «Новь» Тургенева). К1928 году они разошлись. Он работал директором Музея Революции, она — сотрудником Истпарта (а потом Института Ленина). Но ее основным занятием было лечение от предыдущих лечений от последствий многолетних лишений. В июле 1928 года она писала в Общество старых большевиков из Чехословакии: «После лечения в Карлсбаде, которое в конец меня ослабляет, мне необходим отдых... Денежной помощи мне от Вас сейчас не нужно. Прошу только дать мне билет до Нижнего Новгорода и от Нижнего вниз до Самары и таким же путем обратно».

Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революции»

Плач

«Смерть Ленина стала залогом бессмертия его дела и причиной отчаяния его учеников. «В 1924 году после смерти нашего дорогого вождя ВКП(б) товарища Ленина, - писал бывший пастух и помощник прокурора Василий Орехов, — неперенес его смерти и плакал около трех месяцев, и в этот пириод у меня открылся травматический нервоз».
<...>
Дома отдыха и санатории двадцатых годов полнились крокетом, компотом, концертами и «по всему телу пузырьками» — и одновременно плачем, воплем и болезнью.
<...>
В день смерти Ленина многие его ученики плакали, но «никто не плакал сильней Бухарина». Его «эмоциональная утонченность и непосредственная восприимчивость приводили его нередко в состояние истерии. Он легко плакал».
Орехов и Бухарин были не одиноки. Из 144 человек, получивших медицинскую помощь в доме отдыха ВЦИК в Тетькове летом 1928 года, 89 (68%) страдали от психических расстройств: «неврастения — 18, психоневрастения — 6, душевное расстройство -1, переутомление — 73». Годом ранее в доме отдыха ВЦИК в Марьине побывали 1266 человек, из них «6 человек (0,48%) здоровы, другие 1260 человек (99,52%) на что-либо жаловались». У 598 из них (то есть почти у половины) были найдены «функциональные болезни нервной системы», у 27 — «органические болезни нервной системы»; у 59 — «психоневроз» и у 130 — «переутомление». В общей сложности 65% отдыхающих жаловались на ту или иную форму душевного расстройства. Ни Тетьково, ни Марьино не были специализированными медицинскими учреждениями - оба предназначались для отдыха и светского общения и располагали услугами одного или двух врачей, присланных из кремлевского Лечсанупра».

Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революции»

Право на выбор

Эпидемиологическое

Зверства озверелых фашистов


Газета "Правда", 1938. №123

Фашисты запретили Осецкому выезд в другую страну, несмотря на то, что это было единственным способом спасения его жизни, тщательно контролировали переписку, запрещали поддерживать связь с дочерью за границей, лишали медицинской помощи.
Невообразимые зверства, да.

Еще один знаток

Я уже писал на днях о знатоках должностных обязанностей православных.
Вот и roman_n подключился, влился в стройный ряд.

Примерно с 23-й минуты.
"...раньше храмы и монастыри, они ценились тем, что храмы и монастыри - они, помимо того, что там молились, там выполняли еще очень важные функции помощи людям, а именно людей там учили и лечили. Это была социальная нагрузка Церкви в те времена. Сейчас людей учит и лечит государство и частные клиники. Церковь оставила за собой функцию нравственного воспитания и благотворительности, и духовного окормления. Что ж, можно и так. Можно строить храмы, монастыри и считать, что мы там занимаемся своим делом. Но если бы меня спросили <...> если бы передо мной поставили задачу - сделать Церковь невероятно уважаемым институтом общества, вернуть Церкви былую силу и славу, то я бы ни одного бы храма не строил бы просто так. Я строил бы на месте Церкви школы и больницы. Прямо вот здания: школа, больница и храм. И предоставлял бы эти помещения для государственных и частных школ, клиник и так далее. И учил бы и священников и иноков и на учителей и на медбратьев, на врачей. В ХХ веке только один человек нашел деятельный и жертвенный способ служения - Лука Войно-Ясенецкий. Это великий священник, святой и хирург, лаурет Сталинской премии. И мне кажется, что именно в этом можно было бы найти действительно реальное воплощение конкретной любви к людям - учить людей и лечить людей. Я бы так посчитал бы, что служители Церкви должны иметь медицинское и педагогическое образование по каким-либо предметам, и монастыри и церкви должны быть не просто домом молитвы, а обязательно домом образования или медицинской помощи".

Роман - православный коммунист, поэтому наличие у святителя Луки Сталинской премии для него важно, он постоянно об этом повторяет, однако же пример не очень удачный, так как святитель Лука не обучался на врача будучи священником, а совсем наоборот.
Ну и вообще, идея, конечно, хорошая.
Учить и лечить.
Должны иметь образование.
Действительно, чего ходить зря молиться, исповедоваться, когда можно еще образование получить и врачебную консультацию.
И спектр-то широкий: батюшки-физики, батюшки-химики/биологи, батюшки-основобезопасножизнедеятельностники и окружающемирники, возможно даже батюшки-физруки, а также терапевты, хирурги, стоматологи и гинекологи.
А можно и расширить. Ведь любовь к людям должны быть безграничной.
И сантехнику починить, и экран на телефоне поменять, и обувь подлатать.
А в церквях и монастырях не только образованием и здоровьем заниматься, но и развивать физическую культуру, залы тренажерные сделать, кружки для детей, выжигания там или авиамоделизма, а то и планетарий устроить или кино показывать отечественное, патриотическое.
Замечательная идея.

Врач, исцели себя сам!

"Венец духовных исканий" - заключительная книга Александра Клюева из серии "Утраченное Христианство" (ранее в этой серии были выпущены книги "Апокриф от Иисуса, или Новое прочтение Нового Завета", "Бог есть Дух, или Тайна Жизни Вечной" и "Утраченное Христианство").
А.Клюев, врач-психофизиолог, кандидат медицинских наук, член-корреспондент Международной академии духовного единства народов мира - автор многих научно-популярных книг по проблемам духовной эволюции человека и человечества ("Свобода от Смерти", "Уроки из Будущего", "Хождение в Вечность", "Дыхание Истины", "Сознательная Эволюция Человека", "О самом Главном", "Рождение в Духе". "История, которая учит" и др.). В настоящей работе автор дает развернутые комментарии к Евангелию от Луки, к отдельным речениям и духовным наставлениям Макария Египетского и Иоанна Крестьянкина. В заключительной главе книги подводятся итоги духовных исканий в человечестве, венчает которые сегодня Путь Сознательной Духовной Эволюции. 

Официальная сердечная недостаточность

Совершенно случайно узнал о финале жизни Абрама Слуцкого (просто никогда особенно не интересовался):

"Некоторых людей Ягоды Ежов устранял довольно изощренными и скрытыми способами, чтобы избежать ненужных слухов и кривотолков. Позже во время допроса Фриновский утверждал, что в начале 1938 года Ежов считал, что сам по себе арест начальника иностранного отдела Абрама Слуцкого после того, как Агранов и Миронов на допросах назвали его "участником заговора Ягоды", нецелесообразен. Если бы Слуцкий был арестован, его показания могли бы повредить Ежову в глазах Сталина, и, более того, подчиненные Слуцкому сотрудники разведки за рубежом могли бы отказаться от возвращения домой, последовав примеру Игнатия Рейсса (Порецкого) в 1937 году. Как показал Фриновский, Ежов сам отдал приказ "ликвидировать Слуцкого без шума" и одобрил конкретные планы по его ликвидации. В феврале 1938, перед отъездом на Украину, он приказал своему заместителю Фриновскому ликвидировать Слуцкого до своего возвращения.
Фриновский выполнил поручение. 17 февраля он вызвал Слуцкого к себе в кабинет, а начальник оперативно-технического отдела Алехин прятался в смежной комнате. Пока Слуцкий докладывал, другой заместитель Ежова - Заковский - вошел в кабинет и, расположившись позади Слуцкого, сделал вид, что читает газету. Дальнейшее в описании Фриновского выглядит так: "Улучив момент, Заковский набросил на лицо Слуцкого маску с хлороформом. Последний через пару минут заснул и тогда, поджидавший нас в соседней комнате Алехин, впрыснул в мышцу правой руки яд, от которого Слуцкий немедленно умер. Через несколько минут я вызвал из санотдела дежурного врача, который констатировал скоропостижную смерть Слуцкого".
Согласно официальному рапорту НКВД об этом происшествии, во время разговора с Фриновским Слуцкий умер от внезапного сердечного приступа. Возможно, что использованный яд обладал действием, напоминавшим сердечный приступ (цианистый калий не использовался, вопреки последующим утверждениям А. Орлова и других). Ежов показал на предварительном следствии о Слуцком, что он "имел от директивных органов указание не арестовывать его, а устранить". Похоже, что сам Сталин дал санкцию на это убийство. Оснований подозревать Фриновского в том, что он сказал неправду, нет. Тем не менее, Служба внешней разведки России (СВР) придерживается официальной версии, что Слуцкий "умер в кабинете от внезапного сердечного приступа".

А незадолго до Слуцкого, в октябре 1937-го, в камере Бутырской тюрьмы умер арестованный Василий Ощепков, тоже от сердечного приступа, и тоже по официальной версии.
И в том, и в другом случае до гибели их довели "ежовые рукавицы".
Но в 1947-м от инфаркта на Лубянке внезапно скончался Рауль Валленберг, тоже совершенно официально.

И тут возникают вопросы:
1. Правильно ли я понимаю, что ни Слуцкий, ни Ощепков, ни Валленберг репрессированными не считаются?
2. Сколько еще таких "сердечников" было и учитывались ли они в статистике пострадавших от репрессий?

Второй вопрос риторический, конечно, вряд ли есть на него ответ...

Байки врачей