Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Ч/ю



«...буквально позавчера, а точнее, 25 января 2008 года, Высоцкому исполнилось бы ровно 70 лет, если бы он не сжег себя алкоголем - творческим и нетворческим. В телепередаче, одной из многих, ему посвященных, которые в этот день показывали, упомянули забавный факт из начала 60-х, когда Высоцкому дали от ворот поворот в московском Театре сатиры - цитирую: «за полное отсутствие чувства юмора». То есть, то, чем пытались смешить людей артисты из кабачка «13 стульев», считалось вершиной юмора, и Высоцкому, по их профессиональному мнению, ползти было до этой вершины не доползти, как улитке из известной японской хайку, сочиненной крестьянским поэтом».

Александр Етоев «Экстремальное книгоедство»

Цена слова

«В августе 1933 года в циркуляре Горьковского крайлита было приказано «указать случаи враждебной агитации, в чем бы она не выражалась, в форме ли выступления, антисоветском анекдоте, в случайном разговоре и т.п.» (Общество и власть 2005:466).

К 1935 году устное распространение антисоветских фольклорных текстов карается уже не только во внесудебном порядке, но и выделено Прокуратурой СССР в особую группу преступлений, а в докладной записке от 1 марта 1936 года председателя Спецколлегии Верховного суда РСФСР Я.Я. Кронберга по делам о контрреволюционной агитации (статья 58-10) среди проверенных 473 дел 33 (7%) выделены в следующую группу: «исполнение и распространение контрреволюционных рассказов, песен, стихов, частушек, анекдотов и т.п.» (История сталинского ГУЛАГа 2004:238)

16 апреля 1936 года Прокурор СССР А.Я.Вышинский в докладной записке И.В.Сталину и В.М.Молотову о росте количества дел по обвинению в контрреволюционной агитации пишет, что осуждение за контрреволюционную агитацию в ряде случаев было «неверным» по следующей причине:
...нередко под контрреволюционную агитацию подводится обычная обывательская болтовня, брюзжание, недовольство плохой работой отдельных лиц или организаций (сельпо, сберкасса и т.д.), а также исполнение частушек и песен с антисоветским содержанием, хотя бы и людьми, не имеющими никаких оснований считать их контрреволюционерами, преследующими исполнением этих частушек или песен контрреволюционные цели. Вот несколько примеров: <…> Саратовский крайсуд осудил по ст. 58-10 УК колхозницу Лезневу Евдокию, 1905 г. р., за то, что она распевала антисоветские частушки:
В колхоз я записался,
пишу свою жену,
жена меня ругает,
— провались ты с колхозом,
в колхоз я не пойду. (История сталинского ГУЛАГа 2004:254-255)
Вот данные по Татарской АССР о том, какие наказания полагались за исполнение и распространения фольклорных текстов «антисоветской направленности». Отметим следующие факторы: (1) в первой половине 1930-х внимание уделялось скорее частушкам, а во второй половине — и анекдотам, и частушкам; (2) количество дел по анекдотам и частушкам после 1935 года увеличивается, а приговоры становятся все более суровыми».
Collapse )
Александра Архипова, Сергей Неклюдов. Фольклор и власть в «закрытом обществе» // Русский политический фольклор. Исследования и публикации.